Метод Демидова

Новое – хорошо забытое старое

Описать метод Демидова смог только сам Демидов в своей книге «Искусство жить на сцене». И здесь название книги очень точно описывает его суть. При должной тренировке, метод Демидова позволяет актеру буквально «ЖИТЬ» на сцене. И это ответ на то самое знаменитое «Не верю!» Станиславского.

Если вы хотите понять «что такое метод Демидова» и «как это работает», то вам обязательно следует начинать с практики. Это, кстати, рекомендация самого Демидова.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Николай Васильевич Демидов

Автор метода

Демидов жил с 1884 по 1953 год. В детстве он узнал, что болен, на тот момент, неизлечимой болезнью, и принял не по годам серьезное решение – он взял у отца два револьвера, зарядил их, поднес один к виску, другой к сердцу и нажал одновременно на оба курка… И выжил.

Разработав собственную систему физических упражнений, он сумел преодолеть недуги, и в юношеском возрасте добился рекордных результатов европейского уровня в тяжёлой атлетике. У себя на родине, в Иваново-Вознесенске, он основал отделение Петербургского Атлетического общества, где преподавал свою «систему» индивидуального физического и нравственного воспитания спортсменов.

Сын Василия Демидова, основателя и бессменного руководителя Иваново-Вознесенского Народного театра, детство Николай Васильевич провел за кулисами, а в юношестве выступал в качестве актера и режиссера Народного театра.

Закончив Московский Университет, получив образование психиатра, он познакомился с одним из со-основателей системы Станиславского – великим Сулержицким, который разглядел в Демидове потенциал исследователя и представил его Станиславскому и Вахтангову. Таким образом, Демидов оказался в самом сердце формирования системы Станиславского. За более чем 30 лет сотрудничества с Демидовым, в архиве Станиславского накопилось большое количество важнейших материалов по актерскому творчеству, написанных, подготовленных или собранных для него Николаем Васильевичем. Так например именно Демидов способствовал проникновению принципов йоги в учение Станиславского.

В 1919 году Демидов оставил медицинскую профессию. Под влиянием Константина Сергеевича, Демидов на всю жизнь посвятил себя театру и исследованию путей развития актерского искусства. С 1920 по 1924 год он работал со Станиславским в Оперной студии Большого театра над постановкой оперы Чайковского «Евгений Онегин», как режиссёр и преподаватель «системы». В 1921 году им организована Четвертая студия Художественного театра, одним из руководителей которой он оставался до 1925 года.

В качестве одного «из ближайших помощников К.С. Станиславского в его педагогической деятельности»1 Демидова приглашали педагогом в театры Пролеткульта, в Государственный институт Слова и в открывшуюся в Москве Грузинскую студию. В первой половине 20-х годов он преподавал также в Драматической студии при 2-й студии МХТ..

Развивая свою систему К.С. Станиславский в 1922 году принял решение об открытии школы-студии. Уезжая на гастроли в США, Станиславский назначил первым руководителем школы МХАТ Демидова, всецело доверяя ему преподавание системы. Вернувшись через два года, Станиславский посмотрел результаты работы Демидова, и написал: «Наша школа, подготовленная Демидовым, по-видимому, носит в себе— Бога». Сам же Демидов был крайне недоволен результатами. В процессе работы над системой он пришел к ошеломляющим выводам – научиться играть по системе невозможно! Да, можно разбить на элементы процесс жизни на сцене – общение, мышечная свобода, внимание к объекту, действие, сверхзадача, и т.д., но соединить всё это потом воедино, так чтобы актер легко и естественно «жил» на сцене, невозможно. Произошел конфликт: Демидов стоял на своих принципах, Станиславский не готов был отказываться от своих. В результате Станиславский и Демидов временно прекратили сотрудничество.

После первого разрыва со Станиславским, Демидов еще глубже погрузился в исследовательско-преподавательскую деятельность. Вот характерный случай из его практики. Николая Васильевича позвали преподавать в Щепкинское училище и предложили на выбор любых студентов. Демидов попросил дать ему для работы тех, кого собирались отчислять, чтобы доказать действенность своего подхода. Спустя несколько месяцев, на общем показе стало ясно, что в результате методов Демидова те, кого собирались отчислять смотрятся куда убедительнее «лучших» учеников. К сожалению, подобные эксперименты не прибавляли Демидову популярности среду коллег-педагогов. Не удивительно, что ни в одном учебном заведении он не задерживался.

Однако, в начале 30-х годов, Станиславский все же признал Демидова и его методы. Одна из учениц Демидова (Е. Д. Морозова), собрала группу любителей театра (люди разных возрастов и профессий), и два-три раза в неделю по вечерам занималась с ними в течение четырех месяцев под наблюдением Демидова по его методу. После этого группа была показана Станиславскому. Тот был ошеломлен, и отметил, что ряд студентов этой группы, УЖЕ СЕЙЧАС, могут быть приняты в Московский Художественный Театр в качестве актеров.

Станиславский и Демидов возобновили сотрудничество. Демидов стал первым редактором книги Станиславского «Работа актера над собой; благодаря Демидову в книге появляется последняя глава «О подсознании». Между тем, Демидов призвал Станиславского внести серьезные изменение в книгу. Благодаря влиянию Демидова Константин Сергеевич понял, что книгу следует переписывать полностью; однако из-за обстоятельств личного характера он отказывается от этого радикального шага завершил работу с другим редактором. Между тем, в узком кругу Станиславский признавался, что книга его наделает больше вреда, чем пользы. При этом он собирался набрать новую студию, и научить участников ПРАВИЛЬНО понимать книгу, и его Систему. Планам этим не суждено было сбыться: Станиславский умер незадолго до выхода его книги в свет.

Труды Станиславского подхватили последователи, масштаб дарования которых не соответствовал ни величию Станиславского, ни значению его наследия. Дело происходило в Советском Союзе на фоне репрессий и «причесывания» передовой научной мысли под советскую идеологию. Судьба Демидова в такой атмосфере не могла не сложиться трагично. В начале 1940-х годов, он оказался в добровольной ссылке на севере страны. Несмотря на гонения, в этот период своей деятельности Николай Васильевич продолжил свои искания в режиссуре и создал два значительных художественных произведения: спектакль по пьесе Горького «Последние» и спектакль «Нора», по пьесе Ибсена «Кукольный дом». Спектакль «Нора», поставленный Демидовым в качестве художественного руководителя национального Финского театра Карело-Финской республики, стал предметом специального совещания Кабинета национальных театров ВТО в Москве. Режиссура Демидова и работа его ученицы, исполнительницы роли Норы — Ирьи Вийтанен, — получили такую высокую оценку, что ВТО постановило показать спектакль в столице. Но планам этим не суждено было сбыться: осенью 1944 года Ирья Вийтанен трагически погибла, и спектакль «Нора» сошел со сцены.

До самых последних лет своей жизни Демидов так не вернулся в Москву. Проведя заключительный период своего творчества на севере (в Карелии, на Сахалине, и в Бурят-Монголии), в сложных военных и послевоенных условиях, он продолжил писать свои труды. Но при жизни его их так и не издали.

Архив Демидова удалось сохранить, благодаря его преданным ученикам и последователям, прежде всего: Олегу Георгиевичу Окулевичу и Маргарите Николаевне Ласкиной. Четырехтомное собрание трудов Демидова было напечатано лишь в начале 2000-х годов, под редакцией М. Н. Ласкиной.

Вот что писал сам Демидов в наброске предисловия к своей книге «Искусство жить на сцене»: «Будем говорить прямо, откровенно и трезво, в моей книге столько презрения ко всем шарлатанам театра, ко всем самозванцам, ко всем позолоченным бездарностям, что мне не поздоровится. Они постараются сжить меня со свету. Может быть, это им и удастся. Пишу я не для них, а для будущих поколений. Они-то когда-нибудь поймут и оценят. И воспользуются.»

Актерская лаборатория Школы Н. В. Демидова – это и есть те самые будущие поколения, к которым обращался Николай Васильевич. Здесь его ценят, стремятся понять как можно глубже его учение, стараются пользоваться его наследием и опытом.

На сегодняшний день только один режиссер и педагог обладает опытам освоения наследия Н. В. Демидова во всей его целостности: от первых этюдов, до работы над отрывками и ролью, вплоть до постановки спектаклей по демидовским методам. Это Андрей Александрович Малаев-Бабель (внук писателя Исаака Бабеля). Он живет и преподает в США, является профессором Государственного Университете штата Флорида, заведующим кафедрой искусства актёра театрального института «Асоло». Будучи уже состоявшимся педагогом и режиссером, в начале 2000-х годов он познакомился с трудами Н. В. Демидова и, с 2008 года, преподает только по Школе Демидова.

Андрей Малаев-Бабель сотрудничал с Актерской лабораторией Школы Н.В.Демидова в течении последних трех лет, в качестве Куратора. Под его руководством в октябре 2018 года состоялась премьера спектакля по пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
+7 977 419-31-34